May 28th, 2010

кофе

Мой Питер

День рождения Питера! С каждым годом этот праздник становится всё интереснее. Но ведь город-то какой! Увидеть все его красоты и узнать историю -жизни не хватит. Что уж говорить о туристах. 
Моя родина -  это Кронштадт, удивительный город-остров, хотя по статусу  - это был особый район Ленинграда, такой особый, что попасть туда можно было только по особым пропускам.  А с пятого класса мы стали жить в Питере, рядом с Политехническим институтом. Какое же это красивое здание! А корпуса рядом! А башня-лаборатория в парке рядом с институтом!!! Мне она казалась такой средневековой, и рядом с ней хорошо было читать Вальтера Скотта...  Там же в парке был корпус для преподавателей и клуб политеха, куда мы ходили в кино. И такой замечательный, очень светлый по настроению парк...

Политех: так он выглядел когда-то                                                   также выглядит и теперь

 

                            часовенка и один из корпусов интститута                                моя любимая  в детстве башня-лаборатория посреди парка
  
Потом мы переехали в новостройку,  а когда-то там я каталась на лыжах в чистом поле  за Сосновкским парком. Но ведь рядом были Озерки, место отдыха и развлечений светского Петербурга, где Блок писал "Незнакомку", мы там купались всё лето, Рядом Шувалово, церковь, а дальше бывшее имение Шуваловых и опять прекрасный парк. Поэтому мне не казалось, что я живу где-то вдали от настоящих красот любимого города.

                   Озерки (пляжи песочные!)                                                          Спасо-Парголовская церковь рядом с озёрами
  

                Усадьба Шувалово зимой                                           там же  неоготическая Церковь Петра и Павла. Александр Брюллов.
  
И началась учеба - сначала Петроградка, потом на Марсовом поле рядом с Летним садом, где мы летом загорали, а зимой лепили снежных баб (такие вот были студенты).  Весь город был исхожен пешком, он стал совсем родным и воспринимался живым, с ним можно было поговорить, с ним не было никогда одиноко. Он плыл сквозь время, великий и близкий, и бесконечно прекрасный. 
И история была своей домашней, потому как на тех  же улицах, среди тех же домов. 
Как же хочется, чтобы Питер сохранил свой облик, чтобы не лезли к нему с этими новостройками в центре и всякими реконструкциями до неузнаваемости.  Ничего  прекраснее, загадочней  и величественнее им не создать: душа  не та  и полёт воображения тоже.