December 21st, 2011

безбашенная

чемоданное настроение

Как я его не люблю!!! Но что поделаешь...

 Елена  Хаецкая  "Изгнанник"  :
"Дверь в квартиру стояла нараспашку. Надпись "Бюро экстрамального туризма" исчезла. Из глубины квартиры доносились грохот падающих предметов, сдавленные проклятия и собачий лай. Потом собака вдруг жалобно завизжала.
Позабыв об осторожности, Деянира бросилась в квартиру.  Ей представились воры - один из кошмаров ее матери. Квартирные воры. Оглушили Морана (ведь он так слаб),  убили собачку и теперь выносят ценности. Чемоданы-то с деньгами!..
В прихожей она схватила первый попавшийся тяжелый предмет (любимую дубину пса, за которой он любил бегать во время прогулок) и прокралась в комнату.
Там царил развал, но никаких грабителей не наблюдалось. Пес весело бросился навстречу Деянире, размахивая хвостом.  Девушка наклонилась, чтобы погладить его, но пес уже отобрал у нее палку и утащил свое сокровище в угол.  Джурич Моран, весь покрытый пылью и какой-то трухой, уставился на Деяниру поверх горы барахла, выпавшей из рухнувшего шкафа.
- Что тебе надо, женщина?
- Принесла "Дигесты", - она кивнула в сторону прихожей. - А вы чем занимаетесь?
- Собираю вещи... Я ведь, кажется, сегодня уезжаю в дальние края. Не хочется оставлять ничего ценного. У меня столько всего, оказывается, накопилось! Я даже забыл про некоторые... Смотри.
Он показал пальцем на стол, где кучей были навалены серебряные ложечки, мятый кофейничек, явно старинный, но в очень плохом состоянии, обломки керосиновой лампы, которую "еще вполне можно починить", пожелтевшие кружевные воротнички и десяток рюмок зеленого стекла. Рюмками Моран дорожил особо, поскольку, по его мнению, именно из таких употреблял водку покойный Мармеладов.
- И еще Достоевский, - сообщил Моран, ревниво наблюдая за тем, как Деянира перебирает его сокровища. - Полное собрание. И несколько избранных томов. Для меня важно - в каком издании. Иногда хочется с иллюстрациями, иногда - без иллюстраций. Чтобы тебе никто не навязывал своего видения. Понимаешь?
Моран шагнул вперед, увяз в горе вещей, некоторое время яростно боролся со штанами и рубашками, которые обвивались вокруг его ног и норовили утянуть в трясину, а затем решительным рывком высвободился и прыгнул на середину комнаты.
- Берем чемоданы.... "


Стальмахов Владислав. Вокзальная площадь